рецензия

Безопасность высшего качества

Победительница воркшопа по танцевальной критике Анастасия Глухова — о событиях IV международного фестиваля «Context.Diana Vishneva»

Фото предоставлены участниками воркшопа по театральной фотографии Марка Олича
Фото обложки - Андрей Хиловский
Международный фестиваль под предводительством Дианы Вишнёвой с каждым годом набирает все больше оборотов. Приглашенные звезды все ярче и значительнее, площадки — все престижнее. В этом году Гала-открытие состоялось на сцене Музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко. Продолжился фестиваль показами международной программы в Гоголь-центре и финалом конкурса молодых хореографов в Электротеатре «Станиславский». После чего фестиваль для торжественного закрытия переместился в Санкт-Петербург на историческую сцену Мариинского театра. И в Москве и в Питере также была показана серия документальных фильмов о знаменитых хореографах и исполнителях.
В столице гости-коллективы фестиваля этого года — Балет Мориса Бежара, американская труппа Alonzo King LINES Ballet, а также Танцевальный театр Люцерна.

Балет Бежара представил на фестивале три работы. Дуэты, показанные на Гала, («Отдельная комната» — авторства основателя труппы Мориса Бежара, второй «Цвет блюза» — его преемника, бывшего танцовщика, а ныне руководителя труппы Жиля Романа) словно символизируют, с одной стороны, сохранение бежаровского наследия, его традиций, и его стиля (Жиль Роман четко формулирует, что неуклонно и пристально следит за сохранением танцевальных текстов Бежара), с другой стороны — стремление самого Романа, насколько это возможно, обновлять репертуар труппы, делать его ближе к сегодняшнему дню.

Фото — Елена Лехова
Хореография Жиля Романа обогащена элементами более близкими современному танцу, но эстетически концепция Бежара — чувственное высказывание, лаконично и выразительно решенное в балетной неоклассической форме — все же полностью сохраняется в его работе. Это также видно и в третьей вещи, привезенной театром: в Гоголь-центре была показана фантазийная зарисовка Жиля Романа «Словно с луны свалившиеся», где главный герой попадает в некий загадочный мир завлекающих балетных нимф.
Танцевальный театр Люцерна взял на себя ответственность представителя contemporary dance в программе Гала-открытия, показав два бессюжетных номера: дуэт UP/BEAT - сложное танцевальное взаимодействие с проявлениями инстинктивного животного начала под ускоряющийся барабанный ритм и высокотехничное, поставленное специально для фестиваля, соло chaMOODim в исполнении автора Дора Мамалия.
Работы труппы Alonzo King Lines Ballet также бессюжетны, но сильно выделяются за счет своего стиля. В классических и неоклассических танцевальных текстах Алонсо Кинга вовсю прорывается безудержный соул-джазовый темперамент автора. Он же, этот темперамент, передается и танцовщикам, которые исполняют балетные па с такой страстью, как если бы это был бродвейский джаз, хип-хоп или фламенко. В Центре документального кино был показан фильм о создателе труппы «Алонсо Кинг — поэт танца», где как раз и говорилось о том, как важно наполнить движение чувством, осознанностью своего существования, страстью к жизни.

Фото — Алексей Борисов
Хореография Алонсо Кинга — это неоклассика с душой соул, джаз, ритм-н-блюз.
Орели Дюпон и Диана Вишнёва в постановке Охада Нахарина «B/OLERO»
Фото — Андрей Хиловский
В финале первого и второго дней фестиваля — беспрецендентная премьера. «Великий и ужасный» Охад Нахарин, один из главных мировых хорео-трендсеттеров предлагает свое видение Равеля: B\OLERO в исполнении Дианы Вишнёвой и этуали Парижской Оперы, а ныне и нового директора балетной труппы театра, Орели Дюпон. В предельно простых движениях рук, и задающих ритм шагах и мягких мелких plié, Нахарин объединяет двух талантливейших балерин нашего времени. Они же и в этой синхронности находят место для личной проявленности — страстная, четкая, едва сдерживающая себя Диана и мягкая, собранная, слегка отстраненная Орели.
Центром Гала стал «Топор» Матса Эка, в исполнении легендарных Аны Лагуны и Ивана Ауцели. Окруженные со всех сторон технарями высочайшего класса всех мастей в программе вечера, они одни смогли дотронуться до сердца зрителя, быть может, как раз потому, что и не делали акцент на сложности и чистоте хореографии (хотя и то и другое у них присутствовало).

Ритм, который задавал своим топором Ауцели, сбивающийся и не всегда ровный, словно иронизировал над бешеным темпом «UP\BEAT» и четкой, железобетонной музыкальной структурностью «B\OLERO».

Ана Лагуна
Фото — Елена Лехова
Живая, настоящая, человечная Лагуна, не желающая отдавать «под топор» ни частичку из своей жизни, легко и не надрывно исполняя основные лексические лейтмотивы Эка, будто смеется над виртуозами неоклассики и контемпорари из «Alonzo King Lines Ballet» и Танцевального театра Люцерны.

Матс Эк, Лагуна и Ауцели «рубят» очень тонко, делая явные музыкальные акценты лишь в начале каждого проведения знаменитого адажио Альбинони. В то время как Жиль Роман, например, выделяет чуть ли не каждую сильную долю такта, что делает его работу чересчур музыкальной, как бы абсурдно это не звучало, а Охад Нахарин старательно сбивает этуальский пафос с Дюпон и Вишнёвой при помощи максимально простых движений, повторяющихся максимально долгое время, Лагуна одним своим существованием на сцене, такая какая она есть, уже перекрывает весь возможный балетный пафос, и свой собственный (своего имени) в том числе.
Строго говоря, щемящая тема конечности жизни, так тонко и пластически и драматургически воплощенная в «Топоре», разоблачает некоторую эмоциональную плоскостность великолепной, очень красивой технической мощи всей остальной программы вечера.
В полном соответствии со своим названием, Context не только продуцирует театральные события, но и создает особую информационную среду, некую образовательную ауру, призванную обогащать аудиторию фестиваля (да и самих участников). В этом году, помимо традиционных уже показов докуфильмов на танцевальную тематику в Центре Документального Кино и мастер-классов от хореографов, в образовательную программу вошла серия воркшопов по театральной съемке, сценическому макияжу и танцевальной критике. На них участники обсуждали тонкости, оценивали примеры мастеров, пробовали практиковаться в узких специализациях профессии в контексте современной хореографии.

Елена Крыгина на своем воркшопе по сценическому макияжу.
Фото - Александр Батыру
Матс Эк, Самюэль Вюрстен и переводчик Алиса Спирина во время ContextSpeaks
Фото - Александр Батыру
Но важнейшей, центральной — и хронологически и смыслово — точкой этой обогащающей атмосферы стал public-talk с великим в театрально-танцевальном аспекте и простым в аспекте человеческом — 71-летним хореографом, мировой легендой Матсом Эком. Особую трепетность этой встрече придавало знание того, что вполне вероятно новых шедевров Эка может больше и не случиться (год назад Матс объявил об окончании своей карьеры). К сожалению ограниченное время встречи не позволило аудитории разузнать об Эке все, что хотелось бы, хотя ведущие старались затронуть максимальное количество тем о творчестве и жизни хореографа. Но тонкая ирония Матса, его шутки, его внимательный взгляд и тактичность — все это, несмотря на языковой барьер, дало возможность оценить душевность, человеческую глубину, да и просто его тонкий ум и интеллигентность, в конце концов. Качества личности, которые не менее чем способность создавать шедевры, важны для каждого художника.
Матс Эк
Фото — Александр Батыру
Одним же из самых интригующих событий с самого основания фестиваля был и остается финал конкурса молодых хореографов. Молодые творцы России и ближнего зарубежья уже вполне прочувствовали амбициозность именно этого состязания, примерили честолюбие на себя и рванули в бой, т. е. в отборочный тур. Всего на конкурс было прислано более 60 заявок, из которых отобрали шесть. Их авторам и было отдана возможность представить свои работы перед весьма почтенной публикой фестиваля.

Нельзя не отметить — из года в год неумолимо растет качество и хореографии и исполнения на конкурсе. Профессионализм танцовщиков, их оснащенность, форма теперь может если не совсем, то почти на равных конкурировать с лучшими зарубежными исполнителями. Наконец-то можно оценивать непосредственно сами постановки, не делая условных оговорок на то, как это могло быть станцовано хорошими исполнителями. Хорошими — уже станцовано.

"The room" Ольги Васильевой
Фото - Наталия Воронова
"Триптих" Риммы Пипоян
Фото - Ольга Михайлова
"Блаженные" Алексея Бусько
Фото - Андрей Хиловский
Что же касается непосредственно материала, предложенного хореографами для танцовщиков, то здесь однозначно не хватает смелости для решительного жеста. Четыре работы из шести так или иначе имели драматургическую или литературную основу. Мария Сиукаева и Софья Гайдукова отталкивались от шекспировского «Макбета» и «Обрыва» Гончарова соответственно, а Алексей Бусько и Римма Пипоян пытались составить-станцевать собственные сюжеты.

Здесь, берясь разрабатывать конкретную драматургическую линию, авторы сами себе ставят подпорки, которые им только мешают. Так, в невозможности рассказать историю словами, хореографы принуждены либо упрощать сюжет, низводя свое сочинение до пластического пересказа фабулы, либо выуживать из выбранной истории собственные интерпретации, идеи, мысли на тему. Надо сказать, что большая часть авторов пошла вторым путем.

Результат, к сожалению, выглядит не совсем удобоваримым для зрителя, т.к., пройдя сначала через драматургическое осмысление постановщика, а затем через его же пластическое осмысление, сюжет или хотя бы герои и какие-то их лейтмотивы становятся практически неузнаваемыми. Проблема эта касается впрочем не только хореографов конкурса, но и в целом большинства российский постановщиков. Очень часто непонятно — что же хотел сказать или показать автор. Есть некие картинки в их голове, которые они (пока еще) не умеют донести до зрителя.
"The room" Ольги Васильевой
Фото - Алексей Борисов
"Райский" Софьи Гайдуковой
Фото - Андрей Хиловский
"12 minutes of insomnia" Марии Сиукаевой
Фото - Елена Лехова
Не все хорошо и с собственно хореографической стороной большинства представленных работ. Да, хореографы (все, к слову, являются «действующими» танцовщиками) прекрасно освоили партнеринг, техники изощренных поддержек, flying low (техника низкого полета), многочисленные партерные элементы, замечательную, раскрепощающую тело, технику Gaga, но и только. Многие танцевальные комбинации и дуэтные элементы (причем из разных работ) были похожи друг на друга как близнецы-братья.

Артисты Риммы Пипоян
Фото — Андрей Хиловский
Одни и те же элементы просто тасуются в хаотичном порядке сообразно воле автора. Кое-где танец окрашивается некими стилизационными элементами, как, например, намеки на национальные мотивы у Пипоян. В остальном же это довольно однообразное лексически, всегда многоплановое по рисунку, непрерывно движущееся, полотно. И, кстати, напрасно максимально усложняются работы «хаотическим мизансценированием», без каких-либо зацепок, опор для оценки происходящего, слишком рассредотачивая внимание зрителя.

Следующим шагом для этих авторов видится поиск своей индивидуальности, собственного языка, узнаваемого стиля. В этом поиске, на мой взгляд, им как раз и помешала литературная основа. Наверное, имеет смысл отбросить драматургические костыли и броситься с головой в само танцевание — чистую, без примесей, движенческую рефлексию (не путать с искусством перфомансов!) по разным поводам и без. Мощно (так, как это может Гайдукова например — непревзойденный мастер виртуозного «танцевального мяса», в работе «Райский» не к месту поскромничавшая в лексическом поиске), профессионально, изобретательно, сломя голову.

Есть ощущение, что, наподобие постдраматического театра, должен появиться постдраматический российский танец.
В этом приблизительно направлении двигались двое неупомянутых участников конкурса — Павел Глухов и Ольга Васильева. Оба выбрали не сюжет, не героя, а тему, которую и пытались осмыслить. У Глухова это тема телесности, у Васильевой — отношения. В плюсах работы «Объект T.E.L.O» (Глухов) — высочайший уровень исполнения, причем довольно сложной для координации лексики (исполнители сумели лишь чистым танцем держать зрителя в напряжении всю первую часть работы). В минусах — лексическая часть на пуантах. В ней хотелось бы такого же танцевального напряжения, как и в первой части, но его не случилось.

«Объект T.E.L.O.» Павла Глухова
Фото — Андрей Хиловский
Васильева же в своей работе «The Room» сделала ход конем: из четырех ее исполнителей двое — победители предыдущих годов конкурса, Владимир Варнава и Константин Кейхель. Первый — талантливый самобытный танцовщик, второй изобретательный сочинитель — без них эта работа явно была бы иной, и в этом чувствуется некий расчет. Впрочем, он и сработал — победа на конкурсе досталась именно Васильевой. Глухов же заработал нововведение конкурса этого года — приз зрительских симпатий.

«The room» Ольги Васильевой
Фото — Алексей Борисов
Тем не менее уровень конкурса неумолимо повышается и будущим участникам хочется пожелать — не растеряв мастерство и профессионализм — быть смелее, быть ярче, не бояться быть самими собой.
Победители конкурса молодых хореографов Владимир Варнава, Константин Кейхель, Полина Митряшина, Александр Челидзе и Ольга Васильева
Фото — Елена Лехова
В целом, фестиваль более чем полностью оправдывает свое название. Диана Вишнёва — балерина с уникальным, широчайшим исполнительским кругозором, человек постоянно обучающийся, раскрывающий границы своих возможностей и достижений, — к тому же самому призывает и свою аудиторию, ценителей академического искусства, а также своих театральных коллег.

С одной стороны, не слишком рьяно, вполне безопасно расширяя представления людей о современной хореографии, показывая работы, высококачественно исполненные, Диана Вишнёва и фестиваль Context исподволь воспитывают зрителя, способного воспринимать новую/новейшую хореографию, современное актуальное искусство.

С другой стороны, фестивалем методично формируется творческая среда отечественных хореографов. Это одна из всего нескольких в нашей стране платформ, дающих возможность молодым сочинителям показать себя. Ошибающиеся или делающие успехи, эти авторы, находясь в одном контексте с мировыми мэтрами, приближают российский современный танец к значительному прорыву. Который, во многом благодаря все укрепляющемуся фестивалю «Context.Diana Vishneva», я уверена, не за горами.
Помочь проекту
Если вам нравится No fixed points, и вы хотели бы помочь ему и дальше развиваться, то мы были бы признательны вашей помощи
Made on
Tilda