рецензия
Средиземноморье в Сочи
Российская премьера балета «Mediterranea» Мауро Бигонцетти прошла на фестивале Башмета в Сочи.

Текст — Марина Зимогляд
Фото — Алексей Молчановский
Самый известный современный итальянский хореограф Мауро Бигонцетти поставил свой балет «Mediterranea» в 1993 году для Тосканского балета, которым тогда руководил, а затем, в 2008 году возобновил постановку в театре Ла Скала.

И вот, спустя четверть века после премьеры, балет «Mediterranea» возобновлен силами двадцати танцовщиков амбициозной молодой компании Daniele Cipriani Entertainment и показан в Сочи на зимнем фестивале искусств.
Российские зрители знакомы с хореографией Бигонцетти благодаря балетному фестивалю «Danceinversion» и агентству «Ардани» Сергея Даниляна. В 2011 году в рамках «Danceinversion» в РАМТе был показал балет «Ромео и Джульетта», а в 2012 году в проекте «Отражения», копродукции Ардани и Большого театра, Бигонцетти поставил балет «Cinque» для пяти ведущих танцовщиц. Публике балет запомнился черными кожаными пачками Чапурина, а критики присудили Бигонцетти «Золотую маску», как лучшему хореографу.
«Mediterranea» лишен сюжета как такового и, скорее, построен на ассоциациях и культурных аллюзиях, это путешествие вглубь истории Средиземноморя и вширь разнообразия культур средиземноморских народов.
Действие начинается с танца двух танцовщиков — Человека Земли и Человека Моря. Их дуэт-поединок, построенный на противостоянии, борьбе, временном подчинении и затем опять противостоянии — основная композиционная ось спектакля, на которую нанизывается многообразие групповых танцев. Энергичные и быстрые группы чередуются с нежными лиричными дуэтами.

Балет имеет очевидную трехчастную структуру, которая поддерживается цветом костюмов: сначала они черные, потом красные и в конце белые.

Хрипящие сиплые звуки трубы сменяют визгливые скрипы квартета Лигети, турецкие мотивы уступают место греческому пению «Кирие элейсон», а после звуков дождя слышится стрекотание цикад.

Итальянcкий хореограф, словно перебирая россыпи отсылок к различным культурам, находит свои движенческие и знаковые коды.

Например, высоко поднятые, отведенные и согнутые в локтях руки, мгновенно дают ощущение животной природы.

В контровом свете группа танцовщиков напоминает стадо буйволов с длинными изогнутыми рогами, и на минуту кажется, что это ожившая фреска. Да, часто движения не вполне синхронны, танцовщики не безупречной выучки, а поддержки немного неуклюжи. И пусть. Идея и замысел хореографии просматривается и сквозь неидеальное исполнение. Гораздо тяжелее смотреть, как прекрасно выученные тела декорируют вымученную мысль бесплодного хореографа.
Бигонцетти не такой. Кажется, его спектакль захлебывается от множества накатывающих друг на друга идей. «Mediterranea» похож на непрерывно кипящий котел, из которого выплескивается то обрывок турецкого орнамента, то греческий рельеф, то арабская миниатюра, а пластические и музыкальные образы переплетаются в подвижную пульсирующую ткань. Погружая зрителя в историю непрерывной борьбы различных вер, народов и государств, Бигонцетти дает направление, в котором можно двигаться в понимании развития всей Западной цивилизации, какой мы знаем её сегодня.

Подпишитесь на нашу ежемесячную рассылку
Только лучшие материалы месяца
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь c политикой конфиденциальности.
Made on
Tilda