лонг-рид

Первые леди танца-модерн

3 ноября на экраны выходит фильм «Танцовщица», рассказывающий о судьбах великих предвестниц американского танца-модерн — Лой Фуллер и Айседоры Дункан.

No fixed points подготовит вас к просмотру долгожданной картины, рассказав самое важное о жизни этих двух невероятных женщин.

Автор текста — Вита Хлопова
редактор — Ирина Синицина
Две великие американки — Лой Фуллер и Айседора Дункан — давно уже осели в учебниках истории, как «предвестницы танца-модерн». И если про Дункан в России, по вполне логичным причинам, найти информацию довольно легко, то личность Лой Фуллер остается все еще малоизвестной широкой публике.

Воздаем справедливость Лой Фуллер, напоминаем о прекрасной Айседоре Дункан и настоятельно рекомендуем не пропустить премьеру фильма «Танцовщица» Стефани Ди Джусто с дочерью Джонни Деппа Лили-Роуз Депп в роли Дункан, Соко в роли Фуллер и Гаспара Ульеля в роли покровителя танцевальных талантов.

Премьера в России — 3 ноября.
Кто такая Лой Фуллер?
Frederick Glasier, Portrait of Loie Fuller, 1902
Именно Лой Фуллер мы обязаны многим техническим нововведениям на сцене: предприимчивая американка обладала творческой жадностью, и методом проб и ошибок увековечила свое имя в истории не только танца, но и сценического оформления спектакля.
Фуллер — автор около 200 патентов в области технических театральных новшеств, и многие из них вы можете изучить в специальном разделе Google о патентах.
Как и Дункан, Фуллер нашла своего благодарного зрителя в Европе, куда переехала из Америки, оказавшейся не готовой к таким радикальным сценическим экспериментам.
Точная дата рождения Фуллер неизвестна, так как в интервью журналистам она довольно часто меняла детали своей жизни, и в итоге в различных источниках встречаются 8 дат её рождения. Один из вариантов — 1862 год.

До того, как стать известной, Лой Фуллер работала в амплуа травести, позднее она участвовала в бурлесках, водевилях и цирковых шоу.


1896 год
ФОТО: IMAGNO/GETTY IMAGES
Она была малоизвестной драматической актрисой, когда 16 октября 1891 году при постановке мелодрамы «Quack Medical Doctor» в возрасте почти тридцати лет, сделала для себя открытие. Выступая в крошечной роли женщины под воздействием гипноза, она скользила в полумраке по сцене, подсвеченной огнями рампы, в огромной шелковой белой юбке, чрезвычайно легкой и раздувавшейся от малейшего колебания воздуха. Зрелище поразило зрителей. «Это бабочка!» — воскликнул один из них. «Нет, это цветок!» — закричал другой. И зал разразился аплодисментами. Так случайно было обнаружено, каких неожиданных эффектов можно добиться, умело освещая движущуюся фигуру в развевающихся одеждах.

Обыгрывая эту находку, Лой Фуллер создала новый тип танцевального представления. От отдельных номеров, входящих в эстрадную программу, она перешла к концерту, составленному из одних танцев.
Сами танцы не были похожи на традиционные балетные или эстрадные. Привязывая к рукам длинные планки, покрытые метрами шелковой ткани, она создавала образы бабочек и языков пламени. Свобода и естественность пластики являлись одной из главных особенностей, противореча навыкам балетного академизма. Близость природе, о которой писали все почитатели искусства Фуллер, проявлялись и в тематике, и в потребности непосредственно передавать эмоции. Особый успех имел «Танец огня». Одежды танцовщицы вспыхивали языками пламени, меняя оттенок в свете мощных прожекторов, направленных снизу, сквозь стеклянный пол. Волны огня то вздымались, то опадали. Для воплощения своих идей на сцене Лой Фуллер создает команду электриков, руководить которыми будет её брат.

Ее успех был оглушителен, что повлекло за собой огромное количество имитаторов. Работы некоторых из них — Анабель Мур или Папинты — до сих пор ошибочно принимаются за съемки с Фуллер. Но посмотрев видео ниже, даже не с Лой Фуллер на нем, можно увидеть, как работал этот механизм «бабочки».

В Америке она не может найти импресарио, который бы реально хотел заняться её карьерой, поэтому в 1892 году, с сюитой из пяти танцев, Лой Фуллер едет в Европу. В Берлине она находит нечестного агента, оставившего её без гонорара, но уверенность в своем успехе все же не покидает её: Фуллер обращается к директору Парижской Оперы с просьбой о проведении там своего первого спектакля в октябре 1892 года. Но снова неудача.
Поэтому она идет в Фоли-Бержер, не подозревая о «плохой» репутации этого места у почтенной публики, где уже, впрочем, долгое время выступает одна из последовательниц её стиля. Это не последний раз, когда Лой Фуллер действительно придется доказывать, что именно она — это Лой Фуллер. Но доказав это, она в тот же самый день заменяет конкурентку, и очень быстро становится не только кумиром Парижа, но и одной из самых высокооплачиваемых артисток в области театра.
Сначала её танцы были просто пронумерованы: танец номер 1 с белым светом, танец номер 2 — для желтого, и так далее. И только потом она стала придумывать названия, как «Танец огня» или «Танец Лилии». Её программа состоит из номеров «Серпантин», «Violet», «Бабочка», и «Белый танец», и имеет оглушительный успех у критиков и публики.

Программа длилась около 45 минут: управление этими длинными полотнами требовало определенного усилия, поэтому в конце спектакля, порой, её уносили в ложу на руках. Часто она вынуждена была отменять представления из-за усталости.

После оглушительного триумфа Фуллер окрестили «Феей света», и даже шутили, что эффект от просмотра её шоу был сравним с употреблением гашиша. После 15 лет на сцене Фуллер, наконец, нашла свое призвание.

После того, как Фоли-Бержер закрылись на лето, Фуллер уехала с успешным турне в Лондон и Нью-Йорк. Вернувшись в Париж на второй сезон, она поселилась в квартире, примыкающей к Фоли-Бержер. А к январю 1894 года она уже дала 380 представлений.

Афиша спектаклей в Фоли-Бержер: "Каждый вечер - Лой Фуллер".
Прогуливаясь по Парижу в районе Нотр-Дам де Пари, вы могли видеть у старьевщиков реплики различных афиш Фуллер, что значит, интерес к ее личности не угасает.
Что касается движений, то Фуллер использовала простейшие варианты, поскольку танцевальной техникой не владела, да и фигура её, крупная, несколько тяжеловесная, не вполне соответствовала традиционным требованиям, предъявляемым к танцовщицам. Но главным были не сами движения, а эффекты, которые давала движущаяся фигура, окутанная полупрозрачными одеждами.

У нее была своя собственная лаборатория, в которой работал целый штат осветителей, руководимых её братом. Там же они тестировали сложную аппаратуру — лампы, прожектора, стеклянный пол, из-под которого бил свет и всевозможные светофильтры. В своей лаборатории танцовщица сама производила опыты с красящими веществами и достигала изумительных результатов в нюансировке цветов этих светофильтров. Также она использовала полное отсутствие света — что было одним из самых драматических её изобретений. Для того, чтобы на сцене все сработало, часто требовалось присутствие нескольких рабочих на сцене. Чтобы сделать их «невидимыми», Лой одевала их в черные костюмы и ставила на черный фон: этот прием будет часто использоваться в театре 20 века. Более того, его усовершенствуют, добавив, к примеру, только лишь белые рукава, что будет создавать комический эффект от танца одних лишь рук.

Когда Пьер и Мария Кюри получили Нобелевскую премию по физике за их работу о радие, пресса стала писать о флуоресцентных свойствах радиоактивных элементов, что сразу привлекло внимание танцовщицы. Она связывается с физиками в надежде использовать их открытие в своих спектаклях. Но ученые в своем ответном письме отговаривают её. Лой Фуллер, тронутая их участием, дарит им спектакль на дому, к великой радости детей ученых. Тем не менее, она продолжает верить в свою идею и проводит ряд экспериментов в своей собственной лаборатории с эффектом флюоресцентной соли — остатков уранита, что в итоге позволяет ей сделать свои костюмы нового шоу «Танец радия» фосфоресцирующими.
Будучи прогрессивной женщиной, Лой Фуллер имела огромное количество патентов: на виды костюмов, на использование химической соли в люминесцентном освещении, на химические компоненты для создания цветного геля, на использование зеркал, на стеклянный пол, подсвеченный снизу. Также она была членом французского астрономического общества.

Одним из главных достижений Фуллер был концепт синтетического театра, то, к чему пришел и Дягилев, к примеру. «Я хотела создать новую форму искусства, не относящуюся к другим художественным теориям, искусства, дающего душе и чувствам в одно и то же время полный восторг, где реальность и сон, свет и звук, движение и ритм образуют захватывающее единство».

Она также была первой исполнительницей танца модерн, которую всерьез восприняли интеллектуалы. Ей восхищались Александр Дюма-сын и Анатоль Франс, Пьер и Мария Кюри. Ей посвящали стихи поэты.

Стефан Маллармэ писал, что танец Фуллер был идеальной театральной формой поэзии. Её искусство отражало артистические течения её эпохи. Тулуз-Лотрек сделал её литографию, по мотивам «Танца огня». Она не только позировала Родену, как Айседора Дункан и Рут Сен-Дени, но и посодействовала тому, чтобы на её родине — а Америке — он стал знаменитым.

Лой Фуллер поддерживала других исполнительниц нового танца, в том числе и Айседору Дункан: в 1902 году она пригласила молодую танцовщицу в свою труппу, а позже выступала спонсором её независимых концертов в Вене и Будапеште.
Она даже открыла свою школу в 1908 году, где ученицам полагалось носить греческие туники, а занятия проходили на свежем воздухе. Своим ученицам она давала причудливые имена: Персик, Бабочка, Улыбка, Шоколадка. В эпоху социального неравенства, это было, вероятно, способом не делать акцент на различном происхождении своих учениц. Но даже несмотря на эту школу, прямых последователей у Фуллер все-таки не осталось. Её работа вдохновила американца Алвина Николая, который, в свою очередь, передал восхищение творчеством Фуллер своему ученику Филиппу Декуфле.

Часто говорят, что работа Фуллер была более зрелищной, чем революционной. Правда в том, что она не была отличной танцовщицей, и что объектом её исследования было не движение, а эффект от него. Однако, если вклад Фуллер в движение минимален, то нельзя упускать из виду, что её танец был первым, затрагивающим тему пространства и движения.

И если у нас её личность не так популярна, как личность её соперницы Дункан, то в Европе и Америке до сих пор издают книги по её наследию, а популярные певицы создают номера в её честь.

Начать знакомиться с её жизнью и творчеством можно с автобиографии «Пятнадцать лет жизни танцовщицы».
На русском языке перевод выпущен издательством «Планета Музыки».
Шакира — «No»
Подпишитесь на нашу ежемесячную рассылку
Только лучшие материалы месяца
Made on
Tilda