фестиваль

Dance Open отметил
15-летний юбилей

Вита Хлопова
on April 27, 2016
Конец апреля знаменуется проведением главного весеннего фестиваля современного танца - Dance Open.

No fixed points не смог пропустить юбилейный сезон фестиваля и посетил не только основную программу фестиваля, но и дождался разрешения главной интриги сезона: кому же вручат хрустальные ножки Анны Павловой.
Держать планку фестиваля такого уровня довольно трудно: из года в год жители Санкт-Петербурга и Москвы все больше и больше образовываются, и удивить их уже не так просто, как 15 лет назад. Мы уже можем отличить хороших голландцев от посредственных, начинаем разбираться во французской хореографии, и подсунуть нам второстепенную труппу под видом ведущей уже вряд ли возможно. Поэтому случай, когда первые два года ты работаешь на зачетку, а остальное время - она на тебя, тут не работает. Если в прошлом году ты заявляешь, что привозишь впервые за историю труппу Венского балета, то сейчас нам этого недостаточно. Поэтому Dance Open уговаривает станцевать худрука Венского Балета - Манюэля Легри, а это, поверьте, дорогого стоит.

Манюэль Легри получает приз зрительских симпатий.
Фото - Стас Левшин
Денис Матвиенко в постановке Эдварда Клюга "Пер Гюнт"
Программа 15-го сезона Dance Open отличалась разнообразием:
Wiener Staatsballett показали одноактные балеты Пола Лайтфута и Соль Леон ("Skew-whiff"), бывшего солиста труппы Джона Ноймайера Иржи Бубеничека ("Дыхание души"), и работу Штефана Тосса "Синяя борода".
Труппа Пермского балета привезла в Петербург "Ромео и Джульетту" сэра Кеннета Макмиллана, пригласив на главные партии солистов театра Ковент-Гарден - Мэтью Голдинга и Сару Лэмб.
Semperoper Ballett Dresden показал (в который раз) «Кактусы» Александра Экмана, и выбор этот понятен: как бы ни станцевала труппа до этого, «Кактусы» зрителям понравятся. До этого была "Танцсюита" Алексея Ратманского и "В другой комнате" Понтуса Лидберга.
Эдвард Клюг вместе со своим Балетом Марибора привез премьеру балета "Пер Гюнт".
Конечно, не обошлось без знаменитого гала-концерта, куда ежегодно приезжают лучшие артисты мирового балета.
Semperoper Ballett Dresden - довольно разношерстная компания. Где-то выходит солистка, вполне способная украсить труппу условной Парижской Оперы, но вдруг рядом с ней появляется небрежная артистка, не успевающая попадать в такт. Такое сплошь и рядом. Вроде начнет глаз отдыхать, так нет - сразу кто-то прибежит на сцену, забыв о главном (то есть о чистой пятой позиции, как минимум) и испортит тебе все удовольствие от полифоничной и испещренной мелкой техникой хореографии Алексея Ратманского. Его "Танцсюита" пролетела перед глазами ярким вихрем, но пока ясно, что его родной ABT, или даже Miami city Ballet, блестяще исполнявший не так давно его "Симфонические танцы", справляются с его лексикой гораздо лучше. В знаменитых "Кактусах" Александра Экмана труппа выглядела убедительнее: наверное, сказалось то, что постановка уже давно "в ногах", а в иронично-философском сюжете не так и хочется искать технические огрехи. "Кактусы" уже стали хитом европейского современного танца, хотя и существуют всего с 2010 года.
"Кактусы" Александра Экмана
Руководитель Словенского балета Марибор Эдвард Клюг и на DanceOpen не впервые, да и в России уже хорошо известен. В некоторых городах была показана его «Весна священная», где в середине спектакля на артистов выливались ведра воды. Было эффектно, но в ряд с другими великими «Веснами» её ставить было рано. В этом году он замахнулся вообще на невоплотимое: на Ибсена и «Пер Гюнта». Философское полотно, не уступающее «Фаусту» по количеству микро-сюжетов, и в драматическом-то театре нечасто берут, что уж говорить про балетный. Только главному философу 20 века это по силам - Джону Ноймаеру.

Но Клюг как-то очень деликатно, по-скандинавски, отнесся к сюжету. Аскетично было все: от вычищенных сюжетных линий до минималистического оформления сцены. В этой работе Клюг-режиссер победил Клюга-хореографа: прекрасных, нетривиальных, режиссерских решений в спектакле гораздо больше, чем хореографии. Альтер-эго Пер Гюнта (в неплохом, кстати, исполнении Дениса Матвиенко) - олень на костылях, добавляющий к хореографии больше интересных ходов; превратившийся за секунды в старика Пер Гюнт (весь секрет в муке); двуликая дочь троллей; финальный обход Сольвейг с дверью на спине - все эти изящные ходы довольно привлекательны.

И приятно, что Эдвард Клюг отнесся к Эдварду Григу с почтением издалека: известные всем мелодии были хорошо саранжированы, не создавая впечатления иллюстрированного музыкального вечера. Клюг не стал замахиваться на глубокие философские вопросы, но все же обозначил их в своей работе, и, признаться, одного раза не хватило, чтобы раскусить все его задумки. В любом случае, в европейском контексте стало понятно, что следить за творчеством Эдварда Клюга нужно внимательно.
Было интересно также наблюдать, как он работает в рамках мастер-класса. Почти час алогичных танцевальных связок в итоге мгновенно слились в небольшой номер под музыку «Radiohead». Он размышляет вместе с танцовщиками, подстраивая свою мысль под их тела. В какой-то момент он отказывается от переводчика, говоря о том, что язык тела и так всем понятен: «Я не говорю с танцовщиками, я заставляю их двигаться». Он ломает привычные хореографические паттерны, прыгает там, где логично было бы присесть, и вращается там, где логично было бы стоять, но без сомнения, он талантлив, и главное - он в творческом поиске, за которым интересно наблюдать.

Эдварг Клюг во время проведения мастер-класса
njkjkjn
Гала-концерт неизменно сохраняет две интриги: состав исполнителей вечера (думается, что это связано еще и с тем, что такой каст в последнюю минуту может сорваться, а сохраняя программу в секрете, фестиваль оберегает себя от гневных нападков обожателей того или иного артиста, отменившего накануне свое выступление) и лауреатов премии Dance Open.

Вообще, жанр гала-концертов - очень неглубокий жанр. Тебя впускают в калейдоскоп разных историй, от Ромео до Фауста, и мало того, что уследить невозможно за этими бесконечными па-де-де, но и проникнуться погруженностью в роль не удается. Тем более, обычно, устроители таких концертов грешат тем, что составляют до боли занудную программу-попурри популярных балетов. А теперь еще представьте: все это без декораций, потому что на них нет времени, и с минимальной массовкой, так как её дорого привозить. Но Dance Open нашел изящное решение и этой деликатной проблемы: программа каждого гала-концерта (на которых нам удавалось присутствовать) была составлена со вкусом, а главное - с неким образовательным элементом. Не каждый день ты посмотришь на хореографию Федора Лопухова, или не такого растиражированного балета «Летучая мышь» Ролана Пети. Екатерина Галанова, а видимо именно она занимается режиссурой этих вечеров, ловко выруливает среди Петипа, Пети и ван Манена, добавляя немного развлечений внебалетного толка, например, блестящее фламенко в исполнении Урсулы Лопес, или степ-братьев Ломбард, которые заводят с пол-оборота полный зал Александринки.
Братья Ломбард на этот раз удивили: известные степисты, звезды фильмов «Шаг вперед», и долгожданные гости Dance Open, они вышли в мягких кроссовках Nike, и станцевали (неплохо) какую-то современную стрит-хореографию. И все. И ради этого ехать с другого конца света, конечно, было бы странно. Но вот они садятся на авансцену, начинают общаться с народом, признаются в любви по-русски, говорят, что у девушки в первом ряду красивые глаза, и потихоньку снимают свои мягкие найки, переодеваясь в свою профессиональную обувь.

Единственная проблема: их блестящий кастаньетный степ не было слышно вообще. Покрытие, съедающее звук больших балетных прыжков, сыграло тут свою роль: их было слышно только на сильную долю в мощных прыжках. Зрители, правда, все равно выли от восторга, а за кулисами собрались на них посмотреть все участники гала-концерта. Вот чего у ребят не отнять, так это мощной энергетики и харизмы, которые и делают каждое их выступление самым запоминающимся в ряду других.

Братья Ломбард исполняют Пьяццоллу
Манюэль Легри, вынужденно вышедший на пенсию в 42 года, в традиции Парижской Оперы, с 2010 года руководит балетом Венской Оперы. Балетная труппа не первого эшелона за эти 5 лет стала превращаться в один из центров притяжения города Вены, где раньше балет мало кого интересовал. Непонятно, как удалось уговорить 52-летнего Легри, одного из самых блестящих премьеров Парижской Оперы 20 века (патетично, согласны, но вы пересмотрите его лучшие спектакли, такую стать и драматический талант редко встретишь), но его выступление ожидалось с нетерпением и немного, с опаской.

Ведь лучше запомнить артиста на пике своей артистической формы, чем смотреть его жалкие попытки вспомнить свое величие. Но Легри выбрал игривый дуэт из балета Ролана Пети «Летучая мышь», где с партнершой Марией Яковлевой он сумел настолько очаровать зрителей, что те единогласно отдали ему свои голоса в номинации «Приз зрительских симпатий». А ведь то, что этот приз отдали великому танцовщику, а не задорным братьям или искусным популярным танцовщицам, говорит о том, что вкус и чувство прекрасного у петербургского зрителя присутствуют.
Кристина Кретова в "Гран па" из "Дон-Кихота" была несвойственно ей уставшей, и не искрилась на весь зал. То ли записанная музыка была слишком ей медленна, то ли нестанцованность с партнером оказала такое влияние, но как бы то ни было, в их паре все внимание публики было приковано к Осьэлю Гунео. Ох, эти медленные вращения с высокого пассе до ку-де-пье, эти двойные кабриоли, эти линии - ни у какой партнерши практически нет шанса приковать к себе взгляды, находясь в паре с ним.
Поэтому, конечно, странным выглядел Мэтью Голдинг с хрустальной ножкой Анны Павловой в номинации «Мистер Виртуозность». Хотя вполне вероятно, что от виртуозности Голдинга всех отвлекли его нелепые шортики, которые предназначались не то Дионису, не то Карлсону.

Яна Саленко - прима Берлинской Оперы - как и в 2013 году получила статуэтку в номинации "Мисс Виртуозность".

"Приз зрительских симпатий" предсказуемо достался Манюэли Легри.

Мэтью Голдинг в номере "Вальпургиева ночь" из оперы "Фауст"
Анна Цыганкова получила награду «Мисс Выразительность» за изящное и невесомое исполнение дуэта из балета «Мата Хари». Теперь хочется, чтобы этот балет привезли как-то целиком в Россию.

"Мистером Выразительность" в этом году стал танцовщик Реми Вортмайер за исполнение небольшого соло из балета Ханса ван Манена "Пять танго".

Лучшим дуэтом жюри назвало прима-балерину и премьера Штутгартского балета Алисию Аматриен и Джейсона Райли. Их номер "Punk love" хореографии Эрика Готье мало вписывался в общую программу гала-концерта, но стал одним из самых ярких его составляющих. Героиня, увитая татуировками маори, как будто сама в какой-то момент превращалась в изящную линию своего рисунка.

"Гран-При" Dance Open 2016 ушел в Большой театр: его получили Ольга Смирнова и Семен Чудин. Их прекрасный дуэт из исчезнувшего из репертуара Большого театра балета "Марко Спада" стал одним из ключевых выступлений гала-концерта.
За 15 лет фестиваль Dance Open не только сумел привить любовь к современной хореографии, но и воспитал нового образованного зрителя. Более того, в европейском контексте этот фестиваль уже давно считается серьезной единицей. И если мировые звезды современного балета отмечают в своем календаре апрель, как занятый месяц, то нам всем тоже следует брать с них пример, и ничего на апрель 2017 не планировать.

Made on
Tilda