переводы

10 фактов о Мерсе Каннингеме, которых вы не знали

No fixed points запускает рубрику переводов небольших текстов, которые нам кажутся любопытными: от интересных статей до отдельных глав известных книг.

Данная статья - "Ten Things You Might Not Know About Merce Cunningham" - была написана Мейси Скидмор и переведена Ликой Эбралидзе, автором паблика "Привет, балет".


«Танец – это физическая форма духовного упражнения», - сказал однажды Мерс Каннингем. И действительно, в его исполнении танцевальное искусство зачастую воплощалось в особенно возвышенных формах. Более 60 лет Каннингем творил в авангарде танца модерн и современной хореографии, разрабатывал новые техники и сотрудничал с самыми значительными и выдающимися мастерами, обеспечив себе вечную славу.

По словам издателя Дамиани: «Каннингем изменил танец и его восприятие так же, как Пикассо и кубисты изменили живопись и её восприятие. Он разобрал танец на составные части, а затем собрал заново, оставив только самое необходимое».

В честь выхода сборника фотографий Стефани Бергер «Мерс Каннингем: По ту сторону идеальной сцены» мы собрали для вас самые значительные достижения хореографа и неизвестные факты его биографии.
  1. Его первый учитель подрабатывал артистом цирка.
Первая встреча Каннингема с миром танца состоялась благодаря его первой учительнице Мод Барретт, артистке цирка и водевильной актрисе, чья неуемная энергия заразила молодого визионера. «Я начинал со степа», - рассказал он газете «Лос-Анджелес Таймс». «Это был мой первый сценический опыт, и он остался со мной навсегда».
2. Он считал Марту Грэм одним из самых значительных людей в своей творческой жизни.
Американская танцовщица и хореограф Марта Грэм оказала сильнейшее влияние на сценическое искусство ХХ века – ее одноименная техника изменила преподавание танца по всему миру, поэтому неудивительно, что она была важным человеком и для Каннингема. Благоговение молодого танцовщика перед Мартой Грэм достигло своего апогея, когда в 1939 году после его выступления в танцевальной школе в Сиэттле, она позвала его переехать в Нью-Йорк и стать частью своей труппы. В танцевальной компании Марты Грэм Мерс Каннингем протанцевал шесть лет в ранге солиста.
3. У Каннингема был фантастический прыжок.
Каннингем верил, что возможности человеческого тела безграничны – и действительно, казалось, что его тело не подвластно силе притяжения, а его мощный прыжок стал одной из его визитных карточек.
4. Он создал свою танцевальную компанию, когда преподавал в колледже Блек Маунтин.
Колледж Блэк Маунтин в Северной Каролине был одним из передовых учебных заведений по всем статьям. Он был открыт в 1933 году, отчасти, чтобы предоставить убежище авангардным артистам, бежавшим от нацизма из Германии и остальной Европы, но довольно быстро стал одним из самых новаторских заведений, какие когда-либо существовали в США. Так что понятно, почему колледж так повлиял на Каннингема, который в 1953 году провел там целое лето в качестве преподавателя в летней творческой резиденции. Именно там Каннингем впечатлился революционным подходом колледжа к учебной программе – студенты могли сами составлять себе расписание – и решил создать свою компанию.
5. Каннингем был рьяным сторонником творческих тандемов.
Сотрудничество с другими художниками было одним из первичных творческих стимулов для Каннингема, и его танцевальная компания дала ему возможность поработать с величайшими художниками современности. Мерс Каннингем сделал совместную работу ядром своего творческого принципа. Она принимала разные формы – Каннингем приглашал художников в качестве резидентов или художественных ассистентов: с 1954 по 1964 резидентом в его компании был Роберт Раушенберг, а с 1967 по 1980 художественным ассистентом был Джаспер Джонс. Иногда Каннингем выбирал для работы над конкретными проектами самых передовых творцов, например, Роя Лихтенштейна, Рей Кавакубо или Энди Уорхола. За 58 лет своего существования танцевальная компания Мерса Каннингема заказала больше произведений у современных композиторов и групп вроде Radiohead, Sigur Ros и Sonic Youth, чем какая-либо другая компания.
6. Джон Кейдж всю жизнь был его партнером.
С самой их встречи в 1938 году в Сиэттле в школе Корниш Мерс Каннингем и Джон Кейдж творили вместе, и их насыщенный и прочный творческий союз продержался до конца их дней. Многие считают, что их союз был не только творческим, но и романтическим, хотя ни один из художников открыто этого не подтверждал. Когда Кейджа просили описать характер их отношений с Каннингемом, композитор хитро и уклончиво ответил: «Я готовлю, а Мерс моет посуду».

Но гораздо интересней их романтических отношений были результаты их совместной работы, в процессе которой они совершали неожиданные открытия о природе взаимодействия музыки и танца – оба верили, что музыка и танец не должны вовсе никак быть связаны. Каннингем рассказывает: «Очень хорошо помню нашу первую репетицию с Джоном, я сделал широкое, сильное движение. Звука не было, но несколько мгновений спустя раздался восхитительный звук, и стало абсолютно ясно, что вот он, новый способ взаимодействия – теперь можно было не зависеть от музыки, но быть равным ей. Танцор мог быть свободным и точным одновременно». Позже он добавлял: «Многим сложно понять, что единственное общее, что объединяет танец и музыку – это время и его деление».
7. Мерс верил в силу случайности.
Книга Перемен – старинный китайский текст, по которому делались предсказания – очень сильно влияла на выступления Каннингема: он использовал ее, чтобы определить порядок партий, и зачастую танцоры до самого последнего момента не знали, что и когда будут танцевать. Это было проявление гибкости и спонтанности, которые он прививал своим танцорам. Композитор Мортон Фелдман так описывал все это: «Представьте себе, что ваша дочь выходит замуж, и ее свадебное платье будет готово только в день свадьбы, зато оно от Диора».
8. Его работы отражали «настоящее».
Известно, что Каннингем избегал нарративной хореографии с историей, он ставил бессюжетные работы, требовавшие нетрадиционной техники. Что самое важное, им двигала любовь к форме как таковой. Он говорил: «Чтобы заниматься танцем, вам нужно любить его. Он не даст вам ничего взамен – ни рукописей, ни полотен для выставления в музеях или у себя дома, ни стихотворений для публикации и продажи. Ничего, лишь один только мимолетный момент, когда вы чувствуете, что живете».
9. Он одним из первых внедрил в свои работы новые технологии.
Каннингем довольно давно начал включать мультимедиа технологии в свои работы, в 1990-х он стал работать с компьютерной анимацией и перестал опираться только на танцевальные репетиции. «Компьютер позволяет составлять танцевальные фразы», - рассказал он газете «Лос-Анджелес Таймс». «Их можно прокручивать снова и снова бесконечное количество раз, с танцорами так работать нельзя, потому что они устают». В 2009 году, вскоре после своего 80-летия, Каннингем вышел на новый уровень, внедрив компьютерные технологии в свои живые выступления.
10. Его танцевальная компания прекратила свое существование, когда его не стало.
Каннингема не стало в июле 2009 года, и его компания, не в состоянии продолжать его труд после смерти мастера, объявила о начале двухгодичного прощального турне. Состоялось более 50 выступлений, прежде чем 31 декабря 2011 года компания устроила прощальный концерт в Нью-Йорке.
Made on
Tilda